Если Вы впервые обращаетесь к психологу или психотерапевту, то наверняка задаётесь вопросами: “А справится ли он с моей проблемой?”, “Работал ли он раньше с подобными вопросами?”. А если кто-то из Ваших знакомых хорошо отзывается о каком-то психологе, то на чём основано его мнение? На том, что в конце каждой встречи он чувствовал себя лучше, на стоимости его услуг, или на чём-то ещё?..

К сожалению, каждый из этих признаков по отдельности не является гарантией компетентности специалиста: большой опыт работы с семейными проблемами может никак не помочь в лечении ОКР, а длинная очередь на приём может быть связана с экстенсивной рекламой, а не с реальной успешностью терапии.

Однако за последние 5 лет многие профессиональные психотерапевтические ассоциации разработали специальные шкалы компетентности с очень конкретными и понятными критериями. Пример такой шкалы – ACCS (Assessment of Core CBT Skills). Внимательно просмотрев шкалу, я сформулировала пятнадцать антикритериев компетентности психотерапевта и описала, на чём они основаны.

Начать с вопроса “Почему Вас заинтересовала эта статья?” возможно, было бы неплохой идеей (а может быть, даже началом сократического диалога!). И у меня есть предположения, как вы могли бы ответить на этот вопрос, потому что в процессе написания статьи я столкнулась с тремя фактами:

  1. Несмотря на универсальность сократического диалога как инструмента о нём очень мало пишут и ещё меньше проводится исследований;
  2. Психологи самых разных направлений и все, кто работает с людьми, используют сократический диалог, но чаще всего интуитивно и неосознанно;
  3. Одни вопросы могут быть более эффективны, чем другие, и использование сократического диалога помогает повысить эту эффективность.

В этой статье я попробую представить основные принципы сократического диалога, типологию сократических вопросов и примерные модели их использования в когнитивно-поведенческой терапии.

Я взялась читать эту книгу, желая обновить свои знания к весеннему курсу “Осознанность”, который сейчас близиться к своему завершению. На русском языке книга была издана под слоганом “научный взгляд на медитацию”, что вполне соответствовало моему запросу.

Признаться честно, “Внимательный мозг” оказался одним из самых непростых текстов, прочитанных мной после окончания университета. Непростых и в то же время вызывающих азарт охотника, потому что чтение этой книги похоже на поиск янтаря на берегах Балтийского моря: в тот самый момент, когда ты уже собираешься бросить поиски, тебе попадается настоящее сокровище.

Для меня такими сокровищами в этой книге стали три вещи: подробное описание работы системы зеркальных нейронов, ссылки на исследования и авторские метафоры (и всё это в контексте темы осознанности!).